В кабинете консула Легкоступов застал Таню, которая вынимала из глаза
Некитаева языком соринку. После рыбы ему
всегда думалось лучше. Какой-нибудь разночинец-демократ, ходячий
памятник несбывшейся кухонной цивилизации, усмотрит здесь угрозу своим
человеческим игры с секс игрушками и совершенно не вспомнит о том, что какой демос – такая и
кратия, и это его, демоса, право желать воцарения Героя. Старые штампы, помогавшие
спокойно жить игры с секс игрушками, теперь истёрты или разбиты. Вершине?
Легкоступов прошёл на кухню и открыл холодильник. Студенты слушали с озорным
вниманием и даже что-то конспектировали. Он играл в
свои игры и безмятежные мгновения жизни не пугали его, как предвестники скорых
и печальных перемен. В негласной этой квартире он
теперь и пребывал.
Тогда распознаются “свои” и игры с секс игрушками”чужие”игры с секс игрушками. – спросил Петруша. Легкоступов зевнул – во всю пасть, как пёс. Восток проголосовал за своего кандидата лишь
потому, что не было претендента достойнее, и ещё потому, что Некитаев
баллотировался в Гесперии. То и дело она
овладевает какой-то человеческой душой, ничуть не вызвав подозрений у
окружающих, и, прежде, чем те успеют опомниться, тень исчезает, развоплощается,
истекает из формы.
игры с секс игрушками стоял у окна и чувствовал, что мир, вроде бы оставаясь прежним, уже
несёт в себе зияющую брешь. В комнате он быстро сервировал стол на троих, после чего, вдохновлённый
съеденным сигом, прошёл в спальню, служившую ему здесь заодно и кабинетом, и
записал на листе бумаги, с тем, чтобы после перенести в свою кожаную тетрадь:
“Функции моего самовыражения требуют соответствия им окружающей среды, что,
естественно, способствует попыткам такое соответствие устроить самолично”.
Один был тем самым московским щелкопёром, угодившим в гостиную князя Кошкина
аккурат на представление с “цыганской” пулей.
За окном кухни было уже совсем темно, и сквозь эту темноту сыпался игры с секс игрушками то
чтобы снег, а какая-то труха, будто сверху, вместо неба, настелили щелястый
потолок, и на чердаке кто-то топал. –
Царство теней! . Пока – предательски неощутимую.