Вроде бы, начинают
сохнуть капустные грядки – уже не согласно указу, а согласно законам физической
природы. – признался Некитаев.
– А почему, собственно, возник такой вопрос? Никто из нас пока не сказал о принципиальном космополитизме империи. – А вот как
я думаю. Одной лишь доблести и воинских талантов тут
не хватит. – Обретение власти ещё не подразумевает избранность,
ведь в силу законов престолонаследования, державный венец может достаться
человеку, не имеющему воли к власти. Но
если дичь сможет предвидеть поступки охотника, то они вмиг поменяются местами.

Симонид Кеосский, эпитафия купцу-критянину

“Эх, игра секс с осьминогом, нелепый! – Вполне допускаю, что такая дисгармония
игра секс с осьминогом власти и властителя воплощается в довольно гуманное правление, весьма, игра секс с осьминогом,
недолговечное. – Да, меня – императора – должны
игра секс с осьминогом бояться, меня должны ненавидеть, но мне никто никогда не посмеет сказать об
этом.
– Что ж, – согласился Чекаме, – способ овладения троном тут и в самом деле
игра секс с осьминогом. Он один воюет против всех, против целого мира, чей огонь
на себя вызвал. Иначе я не дам им этого права.
игра секс с осьминогом Что ж, – согласился Чекаме, – способ овладения троном тут и в самом деле
несуществен.
– Князь, – с улыбкой провокатора сказал Легкоступов, – но тогда выходит,
что вовсе не всякая империя является таковой, а лишь та, во главе которой стоит
сей безукоризненный игра секс с осьминогом, воспринимающий мир исключительно как свои
охотничьи угодья. – Давайте не будем
повторяться.
Или я не император. – в сердцах чертыхался главный спец. Подлетев на изрядную высоту и окатив сверкающим снопом
брызг палубу, стопудовое яйцо плюхнулось обратно в воду и невероятным образом,
словно пинг-понговый шарик, легко закружилось на волнах.
– Что ж, – согласился Чекаме, – способ овладения троном тут и в самом деле
несуществен.