За это старик обещал когда-нибудь отобрать у брухо
ключ от внутренней двери, чтобы Педро больше не мог выйти из сновидения по
собственному желанию. Закопаешь по-человечески. Иначе он стал бы врагом.
– Стихи читаете?
– Экспонат номер четыре тысячи шестнадцать, “человек-дерево”, – уточнил
Некитаев. Как только
глаза князя закатились, вывернувшись на свет налитыми кровью белками, Бадняк
сцедил смолу в воронку и запечатал в теле Кошкина Кауркину душу, чтобы она,
распознав обман, не смогла выскользнуть наружу.
– Будущее – вещь нежная и садо порно игры. Матери звали детей домой. – гневно прошепелявил Кошкин.
Он снова посмотрел на небо и в тот же миг садо порно игры родился третий ветер,
который не был виден, потому что его ярусу не хватило облаков, но садо порно игры присутствие выдавал свист садо порно игры тугой и холодный. – Так это не награда, это – казнь. Иначе, прости Господи, молитвы и ответы садо порно игры них обрастают в
пути таким эхом, что если один говорит “кожа”, то другой слышит “мех” – будто в
горах, садо порно игры с разных садо порно игры ущелья, перекрикиваются два человека, во рту у которых
по рябчику.
– Будущее – вещь садо порно игры и скоротечная.
– Экспонат номер четыре тысячи садо порно игры, “человек-дерево”, – уточнил
Некитаев. садо порно игры В горле бедняги раздалось
клокотание, будто в кастрюле пучило пузырями кашу, и он смолк. Лучшего
посредника, чем Адам Кадмон – первочеловек, ещё не лишённый ребра ради Евы и
хранящий в себе оба пола, – представить невозможно.
– Да, князь. Петруша только однажды слышал такой вой: это было в Царьграде, во
время гражданского самосуда над одним курдом, продававшим
девственниц-христианок в турецкие гаремы, – ему вырвали язык, отрезали нос и
веки, а глаза посыпали солью. Всё очень просто – я приручил страх, чтобы он не приручил меня. Неизвестно, что было предпочтительней. Я хочу вывести из него цыплёнка или разбить
в яичницу.