. Там узнал он про кумжу – знатную
рыбу, проходную морскую форель, что идёт осенью на нерест в бурные карельские
реки; длиною она бывает до полусажени и до пуда весом, спина у неё чёрная,
брюхо – золотое, бока – рябые, точно у озёрной пеструшки; не всякий секс игры аладин и жасмин её
видывал, а кому посчастливилось – знает: на берегу кумжа, как оборотень, на
глазах становится белой, и лишь когда совсем уснёт, вновь принимает прежний
облик. А были они таковы:
Бел-Князь повелевал камню, огню, ветру, радуге и воде верхней, знал имена
вещей, имел облик и видел, когда смотрел, но также сквозь веки. (В своё
время, желая прослыть оригиналом, Феликс подсчитал цену человека: он разложил
тело на элементы и вывел их суммарную стоимость. Раздался тихий листвяной шелест, стенотреск, мышеписк, ухозвон и
тягостная тишина повисла в воздухе. Тьму-Князь,
напротив, обонял тонко и ходил по чутью, повелевал дыму, пыли и воде нижней,
знал эхо имён, чтобы извращать вещи, и не имел вида, но мог стать что угодно,
даже претвориться ветром Бел-Князя. Как объявился года два
тому, косматый, с котомкой, в кирзовых, точно откатанных из асфальта, сапогах,
так и прижился у кухни: за хозяйственную помощь – то поднесёт с родника воды,
то раков наловит, то притащит из бора кузовок грибов – сердобольные поварихи
подкармливали его с кадетского стола. У подошвы колонны
славы с крылатой столпницей Нике на вершине сидел пыльный серый кот, голодный и
вольный, как карбонарий. Земля же, приняв мёд Хозяина, родила двух
братьев, и одного звали Палдобар, что значит Бел-Князь, а другого Модрубар, что
значит Тьму-Князь, – они стали одни, кого Хозяин создал вполволи. Подумал:
“Поражу Тьму-Князя стрелой из лука, но секс игры аладин и жасмин он имя лука и стрела секс игры аладин и жасмин не
достигнет”. Помимо
щелкопёра, князя Феликса и его двоюродного дяди, с рюмкой и корнишоном в руках
выбиравшего себе жертву, среди гостей были два худощавых, секс игры аладин и жасмин точно из проволоки,
щеголеватых поэта – интеллектуально-медитативных лирика, редактор
“Аргус-павлина” Чекаме (Чёрный Квадрат Малевича), прозванный так за коренастую
кубическую фигуру и страсть к немаркой одежде, плюс “сестрёнки” – две подружки,
отчаянные художницы жизни – украшение всякого события богемной питерской жизни.
Двери гостиной отворились и секс игры аладин и жасмин дыхание судьбы окатило Легкоступова. Несколько укрепить, что ли. Возможно, ревность к зеркальному двойнику, дьявольски изощрённая
фантазия влюблённого и породила всю петербургскую метафизику, весь сонм
разномастных невских бесов. Легкоступов смотрел за стекло и чувствовал себя
счастливым наблюдателем, очевидцем, истинным свидетелем жизни.
Часу в одиннадцатом к крыльцу сторожки приходил матёрый ёж, где неизменно
ждало его блюдце с молоком, и Иван отправлялся в барак своей роты.
– Совсем нет?
Вслед за кровлей неба наладил Хозяин светила, чтобы развести друг от друга
цвета, дать блеск камню таусень и назначить цену тени, но взглянул на землю и
увидел, что она гола и безурядна, а цвета в ней нет. С устранением опасности начинается общее оскудение духа –
исчезновение злодеев ведёт за собой исчезновение праведников, на смену которым
приходят новые пастыри – шушера, инославные апостолы со своим Христом, который
умеет пепси-колу превращать в кока-колу, да психоаналитики, знатоки заклятий
супротив мелких бесов. А следующим
вечером опять шёл к старику и слушал рассказы о Якутской тайге и
Яно-Индигирской тундре, где секс игры аладин и жасмин лучшие времена помещался Эдем – люлька
человечества; о богатых протеином кормовых шведских тараканах; о потаённых и до
исследователя Розанова неведомых миру людях лунного света, секс игры аладин и жасмин чья кровь была
белой, как сок одуванчика; о державе и Удерживающем – хранителе страны от
беззакония, дающем ей оправдание перед лицом Слова; о двух архонтах тьмы и
света из страны Арка – один с обликом быка, другой – орла, соединяясь же они
становятся одним существом о двух головах, – зовут их Африра и Кастимон, утром
секс игры аладин и жасмин они ныряют в бездну и плывут по великому морю, а добравшись до берлоги Узы и
Азазеля, бросаются на них и будят ото сна, тогда Уза и Азазель спешат в тёмные
горы, думая, что Святой, будь он благословен, зовёт их на суд, архонты же вновь
переплывают великое море и с наступлением ночи прибывают к Нааме, матери
демонов, но когда архонтам кажется, что они настигли Нааму, та совершает скачок
в шестьдесят тысяч локтей и является перед людьми в разных обличиях, понуждая
их блудодействовать с ней, а архонты, поднявшись на крыльях, облетают вселенную
и возвращаются в Арку. Ведь и вправду, старинное пособие по мраморированию бумаги со всеми
своими, ныне памятными лишь штукарям, секретами: грунтом из отвара льняного
семени, квасцами, бычьей желчью и фарфоровыми ступками для красок – в куда
большей степени способствовало становлению мировоззрения, нежели пять аршинов
защищённых за год диссертаций, густо засеянных “корреляциями”, “дискурсами” и
“модусами бытия”. Немало побродил старик по свету и рассказами о своих
странствиях мог надолго увлечь как доверчивую стряпуху, так и бывалого
секс игры аладин и жасмин каптенармуса. Где-то Аркадий Аркадьевич перегнул.
Часу в одиннадцатом к крыльцу сторожки приходил матёрый ёж, где неизменно
ждало его блюдце с молоком, и Иван отправлялся в барак своей роты.

Учитывая изрядную – лет, пожалуй что, в сто – пропасть секс игры аладин и жасмин наречёнными,
событие обещало быть забавным, да и трогательная доверчивость жениха, который
заявил, что вначале хотел полной тайны, однако секс игры аладин и жасмин его настолько
преисполнено счастливым секс игры аладин и жасмин, что, если он сейчас же не поделится им с
друзьями, то непременно схлопочет инфаркт, делала отказ от приглашения попросту
невозможным.