– Признайся, ты нас дурачишь, – в конце концов бледно улыбнулся Годовалов. –
Но по сути третий путь – это всего лишь ясное осознание собственных желаний. А в равелине он сидит.
Фея Ван Цзыдэн красиво рассмеялась. Что за нелепые желания?
– Это я, – шёпотом открылся Пётр. Ведь люди таковы, что привязываются к тем,
кому сделали добро сами, не менее, чем к тем, кто сделал добро им. До Порхова оставалось менее четверти часа пути.
– Но ведь Пётр столько для него сделал. Что за нелепые желания? Знаешь – такая дурацкая шутка. Дошло до того, что порой, под вечер, переодевшись в штатское, он
один или в компании с Прохором отправлялся бродить по улицам города, где на тот
момент располагалась ставка, и нарывался, прости Господи, на приключения. Ещё
Ломоносов узаконил. – Она кивнула на детину с газетой. Помните? Накануне, озадаченный календарным совпадением,
случившимся в день казни заединщиков Сухого Рыбака, Петруша взялся перечесть
жития.
– И всё же.
секс игры с переодеванием Ван Цзыдэн красиво рассмеялась.
секс игры с переодеванием Я не в том смысле, – смутился Легкоступов.

Д. Впрочем, секс игры с переодеванием опытом сношений с компанией секс игры с переодеванием Шереметевых, Петруша догадывался, что для офицерской “выпиванции” годится
практически любое помещение – от девичьей светёлки, до торпедного аппарата
подлодки.