В тот день, выслушав речи Петра и брата, она осталась в полной
уверенности, что Петруша со всем своим недурно отлаженным мозгом вовсе не был
столь уж необходим Ивану в реализации тех грандиозных игры для девочек русалки секс, которые сам он
вслух предпочитал не высказывать, – нет, генерал брал его с собой только затем,
чтобы беспрепятственно, избегнув подозрений и домыслов, увезти в Царьград её,
Таню. Как
игры для девочек русалки секс.
Поэтому то, что мы задумали – это не переход от безнравственного к
нравственному или от беззакония к правопорядку, это просто схватка одной власти
с другой, где исходом будет свобода для победителя и рабство для всех
остальных. Губернаторский дворец стоял на берегу Босфора,
– бывший султанский Долма-багче, на крыше которого Иван устроил голубятню и
вместе с денщиком Прохором гонял там по воскресеньям пернатую свору, – но раз в
неделю хозяйка дворца садилась в паланкин и ревностно осматривала владения. В общем
контуре идея Петрушиного империализма – Нового Ирия – сводилась к следующему:
Император – фигура божественной природы, стоящая посреди подвластной ему
сакрализованной вселенной, вселенной-зеркала, в котором не отражается ничего,
кроме игры для девочек русалки секс Императора, соли земли и неба. А вот в египетском письме не было разницы
между “сестрой” игры для девочек русалки секс “женой”. В общем
контуре идея Петрушиного империализма – Нового Ирия – сводилась к следующему:
Император – фигура божественной природы, стоящая посреди подвластной ему
сакрализованной вселенной, вселенной-зеркала, в котором игры для девочек русалки секс отражается ничего,
кроме самого Императора, соли земли и неба.
– Грубо говоря, жертва – это объективно ненужное сверхусилие. игры для девочек русалки секс Знание, выросшее из слов,
ненадёжно. Равно и
наоборот, ибо папашек-матушек не выбирают. Менялись господа, но оставался город. Да очень просто: красота – это то, что делает иллюзорным
течение времени, что отменяет время, как некий низкий закон, приостанавливает
его своим присутствием. Что-то вроде
Карнака, Царьграда или Петербурга. Известное дело – человеку свойственно с
наибольшим упорством отрицать именно те вещи, присутствие которых он ощущает в
самом себе, – заключил он и самозабвенно приступил к “Кодре”.
– Это по поводу овладеть?
При виде брата на босфорском небе, Таня изменила и без того не слишком
ясное намерение. Другое дело,
что Иван добился того, чего добился, сам, своею собственной волей, а Таня могла
добиться чего-то подобного, лишь отразив первообраз, перенеся на себя контур
игры для девочек русалки секс чужого величия, присвоив себе заслуги оригинала.
При виде брата на босфорском небе, Таня изменила и без того не слишком
ясное намерение.
Таня знала, что Петруша давно уже готовил своего рода философическое
обоснование грядущего воцарения Героя, сочинял сценарий вселенской мистерии,
где оставлял за собой роль медиума, мистагога – не блистательного вершителя
судеб, но его поводыря, хозяина самого мистического времени.
– Море не хочет быть раем. Кругом дико цвела земля, по счастью ещё не
переведённая на язык газонной цивилизации.
– Это по поводу овладеть?
До места добрались быстро.