За ненадобностью
мог выдернул изо рта князя гуттаперчевую гульку.

Ямамото Цунетомо, “Хагакурэ”

– Вы подумали?
К игры с элементами с эротики же воскурённый фимиам больше не спасал от смрада испражнений – судя по
запаху, вполне ещё человеческих. Если, конечно, всем приспичит его
собирать. А заодно достанется и прочим.
Генерал предложил Феликсу пересесть в аляповатое кресло с подголовником, а
сам встал у него за спиной. Неизвестно, что было предпочтительней. Должно быть,
это ему Некитаев махал в окно. Или теперь власть для тебя –
только цель, а не средство, чтобы заново окрестить вещи? Досадный случай.
Иван опустил взгляд.

– Ты не боишься? Но вот пришёл дьявол. Миг назад он был свободен,
а теперь сидел в оковах, как синица в кулаке.
игры с элементами с эротики – Нет, не станут. Но куклы с немым знанием, покорные
произволу создателя, стирающего или пишущего на челе болвана “алеф” в слове
“эмет” (без “алефа” останется “мет” – “смерть”, и Голем замрёт), равно как и
выращенные в колбе Гомункулусы, не оправдали надежд. – Кошкин был рад, что недавняя странная неловкость
вот-вот снимется грядущим иллюзионом.
Пардус вскинулся на софе, присел, оскалился и пару раз стремительно мазнул по
тени лапой. А как же её письма из Царьграда?
– Пустяк, безделка – просто утром, когда мы с князем играли в городки, его
рубашка пахла иланг-илангом. Некитаев сел за стол и, осмотрев закуски, почтил взглядом гостей,
– глаза его струили такой испепеляющий холод, будто сквозь них смотрел ледяной
ад Иблиса.
Легкоступов побагровел. Матери звали детей домой. Снаружи желтела тихая осень, такая
прозрачная, что два человека, один из которых оставался в лете, а другой
почему-то оказался в зиме, могли сквозь неё, как сквозь стекло, махнуть друг
другу руками.
– Да, игры с элементами с эротики. “Зачем ему сдался Феликс? .
игры с элементами с эротики – И что, все станут счастливы?
Князя-куколку ломала жестокая судорога и игры с элементами с эротики на это было невыносимо.